Литературная кухня
на главнуюо студииавторытекстыфотопресса о нас


Конкурс "Королева поэзии "Студенческого меридиана"


КОРОЛЕВА ПОЭЗИИ-2016 - Екатерина Позднякова. Принцессы поэзии - Галина Ключникова, Любовь Колесник и Татьяна Помысова.
Благодарим королеву прошлого года Елену Исаеву за поддержку конкурса.


"Королева поэзии - 2016" . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Фото-коллаж | Стихи наших прекрасных участниц:



ЕКАТЕРИНА ПОЗДНЯКОВА
Программист, работаю по специальности. Увлекаюсь классической фантастикой, а также фэнтези. Но и в целом очень люблю читать, поэтому часто выхожу за рамки упомянутых жанров. Из любимых авторов - Бредбери, Саймак, Стругацкие. Люблю настольные, компьютерные игры. Никогда не упускаю возможности отправиться в путешествие. Родилась 26 ноября. Живу в Твери.

***
Лимонная осень ссыпается с веток,
И утро за утром при будничной встрече
Меня упрекаешь, что видимся редко,
Но каждый упрек все слабее и мельче...

Лимонные реки из липовых листьев
Прибиты дождем как гвоздем к тротуарам,
И мечется свет обезумевшей рысью
В асфальтовой книге тверских мемуаров.

Но пятничный вечер мне близок интимно,
И желтая лодка стоит у причала,
Теряются нотки осеннего гимна,
Как долька лимона, в большой кружке чая.


***
Надевай капюшон из муаровых сумерек синих -
Здесь реальность тонка, будто нить шелкопряда,
Я почти ощущаю ногами беспечно босыми
Волшебство Атлантиды, из бездны подъятой.

Надвигается ночь с проступающим факельным светом -
Саламандрой в оранжевых огненных пятнах.
Мы решили в эльфийском1 лесу потеряться заветном
Без особой надежды вернуться обратно.

Искры белого кварца выносит на берег небесный -
Держим путь по привычке на альфу Дракона2,
По дороге вплетая в старинные кельтские песни
Одержимость желанием жить... по-другому.


***
Пшеничное поле прожарено солнцем до хруста,
                                                            почти до готовности,
У кромки измятых дорог отцветает пурпурный кипрей3,
Спираль возвращений до Ницше и до Заратустры4
                                                            продумана полностью -
Нас ждет впереди круговерть, бесконечный повтор сентябрей.

Песчано-рассыпчатый берег реки постепенно,
                                                            смущенно-опасливо
Спускается в мутную воду. На мелких порожках кипит
Течение, взбитое в пышно-творожную пену.
                                                            Сегодня мы счастливы,
А к ветхим летам мы сойдем по наивности с торных орбит,

По небу опять поплывут дирижабли в зефире,
                                                            неспешно-вальяжные,
Мы будем друг другу читать гороскопы из пухлых газет,
И утром халаты носить, как порфиры5
                                                            парадно-домашние,
Условившись видеться в будущих жизнях с тобой тет-а-тет.


***
Застегнутые на все пуговицы улицы,
И туман на горле города, будто боа,
                          искусственный мех.
Прохожие - закрыто-замкнутые устрицы
На тарелке площади. Но только ты с жемчужиной,
                          один из всех.

Зима... январские не помнит заклинания,
В гримуаре по строкам ведет бледным перстом,
                          читает их вслух
Осипше-хриплым шин шипованных шуршанием
И сиреной синей или сиамским котом -
                          одно из двух.

Под белой шкурой притворяется арктическим
Медвежонком твой заснеженный автомобиль...
                          Не похож в анфас.
И мы... неистово полярны, фантастически!
Выбирай сейчас... в этот липкий предвьюжный штиль,
                          одну из нас.


***
Над горизонтом танцуют лиловые молнии,
Небо прострочено тысячевольтными нитями,
С церкви тревожно зовут голоса колокольные...
Свет не включай - только так мы для бури невидимы.

В сумраке кухня бледна, как палата больничная,
Хмуро блестит перламутрово-матовый кафель,
Ты подчиняешься мании всебезразличия -
Просишь лишь чая и клетчато-сливочных вафель.

Первые крупные капли прибьют к подоконнику
Два лепесточка кораллово-красной бегонии...
Пусть одиночки, отшельники, пусть мы затворники!
Вместе не страшно. Мы ждем завершающей молнии.


1 Эльфы в традиционном понимании этого термина относятся к волшебному народу из кельтского и германо-скандинавского фольклора.
2 Около 5000 лет тому назад (в период 3500—1500 гг. до н. э.) среди ярких звезд Тубан (альфа Дракона) был наиболее близок к северному полюсу мира и был для землян Полярной звездой.
3 Иван-чай.
4 «Как говорил Заратустра» Ф.Ницше содержит теорию о вечном возвращении мелочей.
5 Церемониальное одеяние, мантия красного цвета из червленой шерсти или других тканей.


ГАЛИНА КЛЮЧНИКОВА
Выпускница МИСиСа. Специальность - инженер электронной техники. Пишу как стихи, так и прозу. Публиковалась в различных сборниках, автор книг. Любимые поэты: Николай Рубцов, Борис Пастернак, Вероника Тушнова. Живу и работаю в городе Сергиев Посад Московской области. Руковожу литературным объединением «Свиток».

Дождливый день
(акростих)

Озябли хризантемы за окном.
Сегодня дождик льет без остановки.
Едва рассвет наметил драпировки,
Нависли тучи дорогим сукном.
Намокли листья клена на ветвях,
Янтарным блеском светятся березы.
Я лето бабье жду, но вот прогнозы

Забыть велят мне о моих мечтах.
Алея, мокнут кисти у рябин,
Резвясь, лишь малыши бегут по лужам.
Им весело. А в лужах листья кружат.
Стекляшки-капельки в ячейках паутин.
Особенный окрас у мокрых крон,
В них все оттенки сказочной природы.
Каким бы ни был отклик небосвода,
А красотой сентябрь все ж озарен.


Печаль и надежда
Дождь. Время ноября. Уныл и сер пейзаж,
Ушла, сгорев в кострах, изменчивая осень.
Лишь темная Нева хранит в воде мираж
Листов цветных пожар… И он исчезнет, впрочем.

Плывет седой туман из серых облаков
Над дугами мостов, над набережной мокрой.
Терзает ветер злой, сорвать и их готов,
Те редкие листы, окрашенные охрой.

Короткий взмах кнута, пролетки легкой стук.
Бездомный пес скулит, предчувствуя невзгоды.
Ноябрь. Пришла пора прощаний и разлук,
Пора тревожных снов неласковой природы.

Брожу я вдоль реки, раскрыв широкий зонт,
Души смятенье скрыв, не чувствуя прохлады.
Печаль свою раскрыть пред всеми не резон,
Рябиновых кустов еще горят лампады.

Пусть догорает в них тугая боль разлук,
Пусть первый робкий снег остудит сердца раны…
Ведь снова март придет, и громкий сердца стук,
И новые начнет весна писать романы.


Вечер
Чернильной кляксой мокрый вечер
Ползет, сгущаясь, между зданий.
Свет сеют фонари, как свечи,
В стеклянных колбах пряча пламя.

Стоят вдоль улицы, сутулясь,
Всё безучастно созерцая,
Не огорчаясь, не волнуясь,
Времен движенье принимая.

Что наши жизни? - Пыль вселенной.
Мгновенья вспышек незаметных.
Лишь огонек души нетленной,
Возможно, след оставит светлый.


Вдвоем
Уж вечер близок, мне пора домой
В уют квартиры, в тень твоих желаний.
Почувствовать и нежность, и покой,
Услышать сотый раз слова признаний.

Разлука ль это? Без тебя и час
Мне кажется не значимым, неважным…
Мне не хватает губ твоих и глаз…
Спешу скорее в дом многоэтажный…

Мы вечер проведем с тобой вдвоем
И ночь, и утро. Только день - разлучник!
Но снова мы его переживем
И сохраним любви заветный ключик.


***
(бусоку)

Зимы дыханье
Узором на стекла окна –
Автограф ночи.
Стучится лучик солнца,
Согреет сердце мое,
Но не сотрет картину.


ЛЮБОВЬ КОЛЕСНИК
Любимый писатель - Александр Феденко, любимый поэт - Виталий Кальпиди. Хобби - тяжелая атлетика. Печатаюсь в литературных журналах и СМИ. Автор трех поэтических книг, романа «Витязь. Содружество Невозможных» (в соавторстве с Н. Нестеровой). Родилась в Москве, живу в Твери.

***
Ни этот высокочастотный
звук заунывный заводской,
ни светло-серый облак плотный,
летящий над моей башкой,
ни ночь, ни улица, ни все, что
однажды видел пьяный Блок,
отобразить не может точно
наш молчаливый диалог.
Но ты, на час доверив шагу
тверские синие края,
садишься с ручкой за бумагу.
И я.


***
В старинном светлом городе Торжке
цветет осока в маленькой реке.
Пылят дороги, кротко тлеют церкви.
Все, как везде:
на памятнике цепи,
я на машине
в телефон смотрю
и пальцами с далеким говорю
неслышными и тайными словами.
Все, как всегда:

я здесь, но я не с вами.
Колдобины,
отцветшая сирень...
Окно открыто.
Панова свирель
перепевает радиобурду.
Я «в домике» рыдаю на ходу.
Так больно - но так правильно и надо! -
И сердце, переполненное адом,
под лепестками топится в реке
в старинном светлом городе Торжке.


***
Неловко, будто переспали
мы - и теперь не говорим
друг с другом. В плесневой печали
тверской четвертый недорим.
За колоннадами Речного,
по набережной у «Звезды»
проходим, мороки былого,
во рты набравшие воды.
За пазухой сжимая камни,
вдали от хохота подруг,
ощупываем каблуками
стрит, где сидит чугунный Круг.
И нам подмигивает будто
бельмо гитарного зрачка,
и так же тянется минута
необъяснимого молчка.


***
О светлых чувствах - белыми стихами,
как облако, ледок и молоко.
«Я вам пишу». Не оказаться в б в спаме.
«Чего же боле». Боли нет. Легко
и просто говорится это «здравствуй»,
не голосом (он дрогнет), а рукой.
Вы, мой/не мой далекий и прекрасный,
не помните. Идите на покой,
идите спать, и будет сон ваш ровен.
О светлых чувствах, как о мертвецах -
ни слова больше. Ад моих жаровен
не разрумянит вашего лица.
Я вам не та. Не Таня. Люба. Глупо
о том чего и не было, и нет
раздумывать. Я стискиваю губы.
Тринадцать лет. Прошло тринадцать лет.


***
Не могу вспоминать о тебе с добром
о мужчине с выломанным ребром,
от которого я не произошла -
отломилась щепочкой и пошла,
отломилась остро и далеко -
костяной, как остов, белеет скол,
зуб, который я на тебя держу,
на того, кто выучил «жить» и «жуть»
рифмовать, и складывать, и делить,
до горелой стружки себя пилить,
падать, как застреленной, на постель,
чаять сердце тщетнейшей из потерь -
сердцу не положено быть в кости!
Не забудь и ты меня, не прости,
добела обглоданную, дотла…
Потому что я от тебя была.


ТАТЬЯНА ПОМЫСОВА
Проживание в таком городе, как Санкт-Петербург, не может не наложить отпечаток на личность человека. Я это поняла давно, получая первое высшее (экономическое) образование. Чтобы закрепить это понимание, а также грамотно передать любовь к городу своему сыну, получила второе высшее образование – педагогическое. После сокращения службы анализа и информации на питерском телевидении, начальником которой я была 6 лет, решила посвятить жизнь тому, что давным-давно являлось моим хобби. А именно - живописи и поэзии.

***
Стеклянный дождь холодной дробью града
Сечет мое усталое лицо.
Есть в сумке зонт, но мне его не надо,
Виднеется заветное крыльцо.

Не знаю я, знакомо вам такое,
Друзья мои, подруги, москвичи?
Дождливое, треклятое, родное -
Промокнуть вдрызг и греться у печи.

У батареи, да. Смешное слово.
Дает спине опору и тепло.
И ужин на столе - тарелка плова,
Чай с имбирем.
Мне весело
И зло.


***
Ты - победитель в этом поединке.
К ногам твоим стекаю, как волна.
Летит одежда: платье и ботинки.
В раскрытых окнах плавится луна.

В руках твоих, немея, оживаю.
С тобой борюсь я из последних сил.
Зачем борюсь, сама того не знаю...
Наверное, хочу, чтоб победил.


Неожиданное
Боль свою не отпускаю.
Только надо отпустить.
Постепенно забываю,
Очень хочется забыть,
Что бывают в жизни встречи -
Невзаимные огни.
Расставание - не вечер.
Просто станут дольше дни.
Если хорошо подумать,
То и плюсов в том не счесть:
Пусть, не Турман я, не Ума,
Билла рубану, чем есть.


***
Я тебя не предавала.
Это ты меня продал.
На монетки золотые
Променял и растерял.
Приголубить порывалась
И простила - мне не жаль.
Не сбылось. Какая малость.
На плечах застыла шаль.


***
Я не хочу отдать тебя
Той пустоте,
В которой имя зарастает
Серой тенью.
В которой - нет любви.
Слова – не те.
Нет страсти. Нет души.
И нет сомнений.

Архив . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

2012 | 2013 | 2014 | 2015







Спонсоры конкурса:



Дизайн сайта: Нефритовый лес :: Keila’s art
© 2013